Кисть оживляет время на холсте

Сам факт появления в музее истории Нижнесалдинского металлургического завода выставки художественного творчества нашего земляка Никанора Ермилова можно назвать событием счастливого случая. И вот почему.

Работу по исследованию жизни и творчества Никанора Ивановича Ермилова директор музея Марина Упорова начала еще два года назад. Именно тогда в музейных архивах было обнаружено письмо Никанора Ивановича, датированное 1960 годом. Адресовано оно было бывшему директору завода Константину Ждановскому. В письме указывалось, что в канун юбилея завода автор письма подготовил художественные работы, посвященные этой знаменательной дате, и прилагает перечень картин, судьба которых оставалась неизвестной.

Естественно, эти сведения сразу заинтересовали пытливый ум местного краеведа. Точкой отсчета к исследованию могло послужить наличие в конце письма обратного адреса «город Саранск». Но прежде чем обратиться к этому источнику информации, Марина Анатольевна Упорова решила поработать в фондах городского музея имени Анциферова. И в своих предположениях не ошиблась. Так был обнаружен совершенно уникальный материал переписки Никанора Ермилова с бывшим редактором местной газеты Михаилом Петровичем Замураевым. Это позволило воссоздать биографическое описание жизненного и творческого пути нашего талантливого земляка.

Человек своего времени

Прекрасно, когда после жизни человека, помимо доблестного, на совесть пройденного жизненного пути, остаются его рукописи с воспоминаниями, письма и документы. Судьба дала нам возможность обратиться к этим неоспоримым историческим источникам. Так мы и сделаем.

Из воспоминаний Никанора Ермилова:

«Родился и рос я в коренной салдинской семье мастеровых людей. Наша изба и поныне стоит на первой Балковской улице, что против колодца. Здесь я провел свое детство и годы юности.

Нужда была частым спутником нашей семьи. С малых лет приходилось помогать отцу в меру своих детских лет...

В юношеском возрасте отец отдал меня на учение к колесному мастеру, а затем подмастерьем в кузницу. Так началась моя трудовая жизнь».

 

В 1918 году в отпуск к семье приехал Александр — старший брат Никанора. Он как моряк был участником октябрьского переворота в Петрограде и лично участвовал в захвате центрального телеграфа. От него Никанор узнал много нового и о Ленине, и о Сталине, и о самой революции. Рассказы брата были захватывающе интересными, наполняя молодого человека политическими убеждениями.

После отступления колчаковцев, в Нижнюю Салду пришли части Красной Армии. Уже с новыми убеждениями Никанор Ермилов вошел в другую для себя жизнь. В июле 1919 года он вступил в ряды комсомола.

«Часто по улицам Салды маршировали комсомольские и коммунистические отряды, обучаясь военному делу, — писал он о том времени. — Гулко в вечернем воздухе раздавались дружные боевые песни под чеканный шаг: «Смело, товарищи, в ногу...»

Вместе с политической окраской времени Никанор с головой погрузился в культурную жизнь комсомола. Он участвовал в постановках драматического кружка, писал лозунги и плакаты, украшал сцену клуба «Металлургов». По всей вероятности, именно тогда взял в руки карандаши и кисти будущий талантливый художник. Взял, чтобы не расставаться с ними никогда.

И ветер наполняет паруса...

Рассказы брата о море волновали сердце молодого человека. Он зачитывался книгами о корабельных путешествиях и приключениях.

«Я полюбил море, — признается Никанор в своих воспоминаниях. — Моряки в моем воображении представлялись сказочными богатырями, сильными и бесстрашными...»

И нет ничего удивительного в том, что по путевке Салдинской комсомольской организации он направился служить на Балтийский флот.

Неизгладимое впечатление в сознании молодого моряка оставил день 21 января 1924 года, когда его в составе сводного отряда краснофлотцев направили в Москву на похороны Владимира Ильича Ленина.

«Москва была погружена в глубокий траур, — читаем мы строки, написанные рукой художника. — Чем ближе мы подходили к центру, тем больше становилось народа. Весь этот людской поток направлялся к Дому Союзов. Мы вошли под своды Колонного зала, где был установлен гроб Ленина. Там я дал свою священную клятву быть достойным сыном своего народа».

Верность клятве

Закончив с отличием школу Балтийского флота в Кронштадте, Никанор Ермилов получил военную специальность «минер». А дальше — флотская служба на эскадренном миноносце «Выносливый», затем на миноносце «Ленин».

В 1927 году Никанор пришвартовал свой жизненный корабль к родным берегам. Бывший моряк организовал на СМЗ работу военно-спортивного клуба, создавал оборонные, стрелковые и военные кружки.

18 октября 1929 года его направили на работу в органы государственной безопасности. Понятно, что об этом периоде жизни много говорить было просто нельзя, поэтому остается только оперировать сухими данными о его военной карьере и представлять, какого масштаба личность предстает перед нами. Свердловск, Тобольск, Тюмень, Омск фигурируют в списке городов, где ему приходилось служить до начала Великой Отечественной войны.

Война его застала в должности начальника управления НКВД по Рязанской области. Военные действия на этой территории были спряжены с активным противодействием спецслужбам «Абвера» и гестапо, где одной из основных фигур, естественно, был руководитель органов безопасности.

В 1942 году Никанор Ермилов откомандировался в контрразведку «СМЕРШ» Краснознаменного Балтийского флота для обеспечения защиты «дороги жизни» на Ладожском озере.

После окончания войны его, кавалера многих боевых орденов, назначили заместителем министра госбезопасности Таджикской ССР, а затем Мордовской АССР. Вот откуда и появился на почтовом отправлении, о котором мы говорили вначале публикации, адрес «город Саранск».

Скажи памяти: «Здравствуй»

После выхода в отставку Никанор Иванович позволил себе полностью погрузиться в мир своего увлечения живописью. Вот что он пишет в одном из своих писем в Нижнюю Салду Михаилу Замураеву:

«Ты удивишься, Миша, но я занимаюсь резьбой по дереву. Не удивляйся, я этим делом и живописью занимаюсь, можно сказать, всю жизнь. Не буду хвалиться, но мое имя как резчика по дереву и художника-любителя известно за пределами Мордовской АССР. Видимо, народ признал и оценил мое скромное творчество. В 1956 году Куйбышевская киностудия засняла мои основные работы по резьбе и живописи, включая альбом картин «К истории Нижнесалдинского завода».

Вот и разгадка того самого письма 1960 года. Но поставить на этом точку, упомянув ролик Куйбышевской киностудии, было бы неправильно.

Поэтому мы приглашаем всех продолжить этот разговор непосредственно в заводском музее, где до 1 апреля будет работать выставка работ Никанора Ивановича Ермилова под названием «Живописная летопись отчего края».

Да, вы не ошиблись, на ней можно будет познакомиться с теми самыми картинами, которые были перечислены в письме, и увидеть видеоролик, снятый Куйбышевскими кинематографами в далеком 1956 году. А как все эти уникальные материалы оказались в музее, вам расскажет его директор Марина Упорова.